Очень много факторов говорят не в пользу Элизбарашвили

Опубликовано

Адвокат Александр Ефимов обсудил тему с ведущей «Коммерсантъ FM» Натальей Ждановой.

Задержанный водитель красногорского стрелка Шота Элизбарашвили назвал себя жертвой «нелепой ситуации». Бабушкинский суд Москвы в четверг поместил его в СИЗО до 19 декабря. Элизбарашвили подозревают в пособничестве в убийствах. В Следственном комитете при этом уверены, что у задержанного было несколько шансов сбежать от своего босса, однако он этого не сделал. Адвокат Александр Ефимов обсудил тему с ведущей «Коммерсантъ FM» Натальей Ждановой.

Бизнесмен Амиран Георгадзе 19 октября зашел в кабинет первого замглавы администрации Красногорска Юрия Караулова. К их беседе присоединился руководитель «Красногорских электросетей» Георгий Котляренко. Георгадзе открыл по ним огонь и вскоре скрылся. Его заметил проезжавший мимо пенсионер, которого злоумышленник застрелил. Все это время предпринимателя сопровождал его водитель. Однако после случившегося с прохожим Элизбарашвили решил явиться в полицию. Он заявил, что это был «обычный день, совершенно ничего не предвещало».

— Как вы считаете, такая действительно неоднозначная ситуация, какие факторы в первую очередь и какие обстоятельства будут учитывать в Следственном комитете, и тот факт, что господина Элизбарашвили поместили под стражу, о чем говорит? Значит, следствие склоняется к тому, что он действительно был соучастником этого преступления?

— В данном случае следствие располагает достаточным количеством фактов, которые они могут истолковать как непосредственное соучастие в преступлении. При этом хотелось бы тоже обратить внимание, что водитель, о котором сейчас идет речь, его перевозил. Он имел возможность в принципе покинуть как машину, так и самого человека, который совершал убийство. И очень много таких факторов, которые говорят не в его пользу. В части прогноза хотелось бы сказать, что если человека у нас арестовывают, то у него каких-либо шансов избавиться от обвинения практически не остается: так или иначе, его арестовали и будут доказывать его вину.

— Это практика такова, то есть это не обязательно означает, что человек виновен?

— Да, это практика.

Я все-таки адвокат, понимаете, и мы не можем исключить такого факта, что этот водитель находился в шоковом состоянии. Когда при тебе убивают другого человека, человек неподготовленный, а зачастую и подготовленный, находится в каком-то шоке. Он мог просто выполнять команды, испугаться, он опасался за свою жизнь.

Человек, который убивает легко одних, так же легко убивает и других. Здесь все неоднозначно, я думаю, будут проведены многочисленные экспертизы, масса экспертиз, будет отслежено передвижение в данном случае арестованного, обвиняемого, и на основании этих объективных выводов что-то будет решаться. Ситуация до крайности неоднозначная, я просто переговорил с людьми, которые эту ситуацию немножко знают, и, конечно, сам убийца до этого был нормальным человеком, о нем многие отзываются как о человеке положительном. И, возможно, у него просто отбирали бизнес…

— Но это не основание для того, чтобы убивать. То есть он действовал в состоянии аффекта, или что имеете в виду?

— Аффект — это совсем другое, понимаете, аффект — это в принципе полная потеря контроля. В данном случае о каких-либо аффектах говорить не приходится, потому что была подготовка к преступлению, действия были целенаправленные, и это убийство. Аффект кратковременный бывает, а длительные и направленные действия исключают аффект. Это продуманное преступление. Что касается водителя, конечно, здесь возможен испуг, он действовал длительное время вместе с убийцей, возможно…

— Да, вроде как сумку с оружием именно он приносил, по крайней мере, в прессе об этом писали.

— В спортивной сумке очень легко понять, что лежит, потому что оружие имеет вес, и вес значительный.

Источник:http://www.kommersant.ru/doc/2837839

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*